Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:23 

Моя первая любовь

Lilu-san
Всего три слова. Я люблю вас. Они прозвучали так безнадежно. Будто он сказал: «Я болен раком».
Автор: Lilu-san
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: М/М
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф, POV, Школа
Предупреждения: Слишком много Флаффа
Размер: Мини
Статус: Закончен



Ненавижу свой характер. Такие слова как: бесхребетный, слабый, мягкотелый, отнюдь не описывают положительные черты человека. И, к сожалению, все эти свойства применимы именно ко мне. Я необщителен, поэтому тяжело схожусь с людьми и, как только они узнают меня чуть лучше, сразу же начинают снабжать работой. Плюс к этому, я очень стеснительный, поэтому не могу нормально отказать – сразу же начинаю краснеть, и всё моё красноречие куда-то улетучивается.
К тому же у меня нетрадиционная ориентация. В современном обществе обсуждаться она не должна, но, к сожалению, всё не так просто. Спасает лишь то, что об этом никто не знает, потому что я слишком стеснительный, чтобы завести отношения. Но у меня, как и у любого подростка моего возраста, есть предмет воздыхания.
И сейчас сидя на трибуне школьного корта, я смотрю, как наша команда тренируется. Не люблю спорт, поэтому слегка полноват и являюсь серой массой школы. Мой любимый сейчас стоит на середине поля, подавая мячи отбивающему. Он не является звездой команды, таковым, возомнившим себя пупом земли, является его лучший друг – Стив Мартин.
Меня зовут Генри Грин, а имя предмета воздыхания - Шон Фэрис (да-да, также как и актёра, хотя внешнего сходства совсем нет). Волосы светлее их даже можно назвать русыми, глаза зелёно-карие, а телосложение не слишком плотное. Хотя нет, рост у них одинаковый - шесть футов, а я на 4 дюйма ниже них.
И вот Шон бросает крученый мяч, но Стив всё равно его отбивает и, откидывая биту, бежит вокруг поля. Я, поставив локти на колени и оперев о ладони свою голову, с замиранием сердца наблюдаю за командой Шона. Сегодня отбирают игроков в главный состав. Нет, я, конечно, не сомневаюсь, что моего любимого возьмут в команду, но всё равно переживал… ведь, он так любит эту игру.
Пока что команда Земляного Пупа выигрывала, но я всё равно надеялся на другой исход. Спустя полчаса, команда Стива выиграла с большим отрывом, и я поднялся, чтобы разглядеть лицо Шона, как оказалось, он не слишком расстроился. Да, он был опечален проигрышем, но своему лучшему другу улыбался вполне искренне.

Сегодня он был одет просто сногсшибательно: черная рубашка (открывающая, ямочку между ключицами и немного голой безволосой груди, где весела серебреная цепочка), синие джинсы с дырками (мода диктует странные правила) и кеды. Для того чтобы скрыть свою лёгкую полноту, я надевал мешковатые вещи, так что смотрелся я не очень.
На химии нас никогда не ставили вместе, хоть и проучились мы в одном классе целый год и пары каждый раз на этом уроке менялись. Но сегодня видно судьба решила, что пора мне уже сделать хоть что-то вместо того, чтобы постоянно мечтать.
Была ещё одна причина, почему я не хотел сближаться с ним. Дело в том, что я не хотел разрушать созданный образ: доброго, популярного парня.
Он встал рядом со мной, практически соприкасаясь плечами, после чего нагнулся, чтобы достать перчатки, в этот самый момент я почувствовал запах его одеколона и чуть не грохнулся в обморок. Легкий медовый запах, будто проник меня, я даже во рту почувствовал сладостный вкус, несмотря на то, что это было лишь легкое дуновение.
- Ты в порядке? – спросил он, и я тут же открыл глаза.
- Всё… всё нормально, - прочистив горло не своим голосом ответил я и, отвернувшись, закашлялся.
- Точно?
- Да.
- Ну, хорошо, - слегка улыбнувшись, ответил он.
В отличие от Шона, я прослушал всё, что сказал нам преподаватель. Поэтому сейчас стоял как истукан и наблюдал за тем, как он аккуратно всё перемешивает, сверяясь с тетрадью и изредка прося подать какую-либо вещь.
- Почти готово, - улыбнулся он, поднимая на меня взгляд. Сейчас вопреки обыкновению, его глаза были чистого зеленого цвета, даже летом трава не такая зелёная.
- Хорошо, - слабо улыбнулся я в ответ. Как же хотелось, чтобы я был с человеком, который сможет меня понять, обнять и принять. Нет, не так. Как же хочется, чтобы человеком, который может меня понять, обнять и принять был Шон.
- У меня что-то на лице? – спросил он, поворачиваясь ко мне и вытирая щёку с моей стороны рукавом.
О Боже, он заметил!
- Эм, нет. Это просто я. В смысле… я задумался. И на тебя смотрел. Извини. Там ничего нет, можешь не тереть, - ответил я, сразу же поворачиваясь лицом к столешнице и втягивая голову в плечи.
- Я тебя смутил? – посмеиваясь (мягко, ласково и нежно), спросил Шон, - Извини.
Я в ответ лишь покачал головой, полностью отвернувшись от него и пытаясь унять пылающее лицо и прийти в себя.
- Это ведь ты всегда смотришь наши тренировки, да?
Я весь напрягся, но не повернулся.
- По тому, как ты застыл, ясно, что я попал в цель.
Я молчал и, увидев, что учитель подходит к нашему столу, тут же повернулся к эксперименту и взял одну из колб, начал вертеть её в руке, будто смешивая содержимое. Учитель прошел мимо и я, вздохнув, поставил колбу обратно, наблюдая, как Шон аккуратным подчерком, что-то пишет в тетради.
- Ты хочешь попасть в команду?
- Нет, - совладав с собой, ответил я.
- Тебе нравится бейсбол?
- Не очень.
- Вот как, - размышляя, произнёс Шон, я знал, что это его любимое слово. Когда он не знает что сказать, он всегда выдает две фразы: «вот как» и «и такое бывает». Да уж, исчерпывающий ответ.
Разрушение образа доброго парня не произошло. Помимо того, что он очень красивый, так он ещё и добрый. Теперь мой любимый надёжно укрепил свою позицию в моём бедном гейском сердце. Не повезло тебе, чувак. Сам себя расстроив, я решил, что разрушать образ добряка придётся самому.
- Я хожу туда из-за тебя.
Шон не был глупым, не смотря на стереотип о тупости спортсменов. Он сначала удивлённо посмотрел на меня, потом выгнул бровь и мотнул головой, будто отгоняя мысли, после чего отвернулся, снова приступая к практике. До конца урока мы не произнесли ни слова.

Не смотря на всё это, я решил пойти на их тренировку. Сидя на деревянной скамье и кутаясь в куртку, которую старательно стягивал ветер, я наблюдал за игрой. В голове все больше рождались мысли о том, что счастливый конец нашей с Шоном любовной истории всё же наступит.
Сегодня команда Шона снова проиграла. Когда тренер их отпустил, я поднялся со скамьи и двинулся к выходу, когда услышал позади так любимый мною, бархатный и в то же время грубый голос своего любимого.
- Генри! Генри, постой!
Я обернулся и минуту смотрел, как парень бежит ко мне. Не знаю, какой инстинкт сработал, но я тоже побежал, только от него, еле двигаясь между скамьями.
Конечно же, он догнал толстого неповоротливого паренька. Схватив меня за руку, он чуть не оторвал её. Я остановился и задрожал, даже ноги подогнулись. Но я продолжал стоять спиной к нему, чувствуя, что дрожь во мне отнюдь не от холода.
- Я думал, что ты сегодня не придёшь.
- Я тоже так думал.
- Но ты пришёл.
- Да, пришёл.
- Прекрати повторять всё, словно ты эхо,- посмеиваясь, произнёс он, заставляя меня потянуть руку, которую он крепко держал, на себя.
- Что случилось? – спросил я, потому что молчание затянулась, а горячая ладонь парня по-прежнему сжимала мою не худую руку.
- Не знаю, просто захотелось тебя поймать.
- И что дальше?
- Я тебе нравлюсь?
- Зачем ты задаёшь такой глупый вопрос?
- Потому что хочу услышать на него ответ.
- Да.
- Что да?
- Перестань издеваться! – разворачиваясь и вырывая руку, сказал я. Он смотрел на меня довольно серьезно. Без признаков насмешки или одобрения.
- Ответишь на вопрос?
- Зачем тебе это?
- Хочу знать, что ты ко мне чувствуешь.
- Ты ведь уже знаешь ответ.
- Я хочу услышать его от тебя.
И я решился. В принципе, а что мне терять? Я ведь ему не навязываю свои чувства, он может от них с лёгкостью отказаться, к тому же он сам попросил меня сказать ему об этом.
- Я люблю тебя.
- Ты знаешь, что очень похож на хомячка, - с лёгкой нежной улыбкой произнёс Шон.
- Что?
- Я давно тебя заметил, ты всегда сидишь именно тут, когда мы тренируемся. Уже два месяца, так ведь? Месяц назад я тебя заметил и стал наблюдать. Ты очень милый, знаешь? Похож на хомячка. Тебя хочется пощекотать, обнимать и тискать.
- Что за бред? – стоя и смотря на него глазами сумасшедшего, сорванным голосом, спросил я. В голове образовалась каша, и я ничего не мог понять.
- Я гей. Изначально был им, как и ты, - произнёс Шон.
- Ты врёшь.
- Зачем мне врать?
- Такого просто не может быть, - я даже задышал часто, воздуха перестало хватать, а тело обдало жаром.
- Тебе что, нравятся необщительные толстяки?!
- Мне нравишься ты.
Я стоял, смотря на него. Его красота была видна даже в такой одежде. Он снял кепку, и ветер растрепал его волосы, потормошив их, он развел руки и с улыбкой произнёс.
- Обнимешь меня?
Дыхание участилось, и я еле заставил ногу сделать шаг, потом ещё один и прямо упал в объятия Шона, который тут же сомкнул руки на моей спине.
- Будешь со мной встречаться? – спросил он.
- Да, - не в себя от радости ответил я.

В этот день мы возвращались вместе до развилки нашего пути. Мне надо было поворачивать налево, а ему идти дальше по прямой. Он, наклонившись незаметно для окружающих, поцеловал меня в щёку и, похлопав по плечу, пошёл своим путём.
Через неделю после этого у нас был настоящий пламенный и страстный поцелуй. Случилось это в туалете. У меня было окно, а Шон, как позже выяснилось, отпросил с урока на пару минут для того, чтобы справить нужду. Его прихода я не заметил. Когда я мыл руки он обхватил меня сзади и потащил к входной двери, привалившись к ней, создавая препятствие для тех, кто захочет войти.
- Что ты делаешь? – спросил я, прекрасно зная что.
- Наслаждаюсь, - с улыбкой ответил Шон.
Притиснув меня к себе, он, наклонившись, легонько дотронулся до моих губ, а после по-настоящему засосал. Уж в этом он был спец.

Ещё через неделю он пригласил меня к себе домой. Я, конечно, понимал, что он намекал. Поэтому собирался долго, так, словно он меня пригласил переехать к нему. Когда я это понял, то решил взять с собой лишь зубную щётку. Умывшись перед выходом и одевшись не как обычно, я, практически перекрестившись, вышел из дома.
Вопреки всем моим ожиданиям, он, впустив меня к себе домой, пригласил в столовую, где были зажжены несколько свеч, а на столе красовались тарелки с салатом и бутылка вина.
- Не хочешь для начал поесть, - спросил он, беря в руки вино, - Или может выпить?
- Не думаю, что это хорошая идея. Я не очень хочу салат.
- Давай тогда просто попьём вина, - он улыбнулся своей нежной улыбкой и я почувствовал, как нервозность и напряжённость уплывают. Мне стало так легко, что я чувствовал, что могу вспорхнуть (если бы не был таким большим).
- Я не хочу, - произнёс я, смотря на Шона, который как всегда был великолепно одет. В этот момент я захотел его как никогда. Меня будто обдало жаром от разгоревшегося внутри пожара. Он так хорош, что сравнивать его с кем-либо было бы просто подло, а ставить себя вровень с ним – оскорбительно. Таких людей называют небожителями.
- Я хочу тебя. Я так боюсь этого и так жажду, ты просто не представляешь, - произнёс я серьёзным тоном, не сводя с него взгляда.
- Почему же? Вполне представляю. Я хочу тебя не меньше.
Подойдя ко мне он, медленно обнял меня, прижимая к себе, и медленными движениями начинал раздевать и целовать. Через несколько секунд поцелуи стали такими, словно он хотел меня сожрать. Спустя некоторое время я почувствовал, что одежду он с меня просто сдирает, даже пуговица от рубашки отлетела и покатилась по паркетному полу столовой. Этот звук меня привел в чувство, не очень-то хотелось мне, чтобы первый опыт был на полу.
- Подожди, - задыхаясь, проговорил я.
- Сейчас, - понимая, что я от него хочу, произнёс он и, наконец, оторвавшись, крепко схватил меня за руку и потащил в одну из комнат.
Опрокидывая меня на постель, он начал раздеваться и сам, схватив края футболки, он потянул её наверх, обнажая свой торс, на боку которого была татуировка. Если до этого момента Шон казался мне обычного телосложения, то сейчас я видел, что в его случае одежда скрывает все прелести.
Я поднялся, встав перед ним на колени и руками начал водить по коже, чувствуя, как под ладонями от нетерпенья дрожат мышцы.
- Ложись обратно на кровать, - горячим шепотом произнёс он.
Я послушно поднялся с колен, но он, схватив меня за руку, притянул к себе, вновь вовлекая в страстный поцелуй. Он продолжал меня целовать и попутно стягивать одежду. Честно говоря, в голове был какой-то бардак, можно даже сказать, что я выпал из реальности.
Больше всего мне было стыдно. Первый раз ведь. Мне было стыдно, от того, что его тело в раз сто лучше, чем мое, что мне так приятно от его ласк, что он видит нашу разницу в размерах теперь воочию. В общем, было стыдно за всё.
Когда он входил в меня (размер его члена был таким же, как и в гей порно у самого сексапильного парня, то есть он был просто огромен), я пытался максимально расслабиться. Его мелкие толчки, постепенно растягивающие меня изнутри, были раздирающими. Я, схватившись за его предплечья (руки находились по обеим сторонам моей груди), вцепился в него чуть ли не ногтями, тяжело дыша и сдерживая вопли от болевых ощущений.
- Очень больно?
- Терпимо, - тяжело дыша и всё время задерживая дыхание, произнёс я.
Я вспотел так, словно бегал пять километров без передышки, даже голова кружилась, а перед глазами плыли чёрные точки.
- Я полностью вошёл, - наклоняясь ко мне и целуя в висок, нежно произнёс Шон.
- Ну, наконец-то. Мне показалось, что я только что родил.
Мы оба засмеялись. Его волосы спадали вниз, а лицо раскраснелось от напряжения. Он был великолепен, как никогда.
- Учитывая то, чем мы занимаемся – это не странно.
- Очень странно, - пылко ответил я.
- Кажется, ты уже привык.
После этого горячего шепота, он начал двигаться. Теперь я обхватил его за шею (на плечах у него сто процентов останется несколько красных полос) и кусал губы, ожидая облегчения и хоть какого-то удовольствия.
Шон просунул между нами руку и, обхватив мой вялый член, начал его массировать. Наслаждение не приходило какое-то время, после того, как я привык к плоти парня внутри меня, я стал возбуждаться.
В общем, сначала кончил он, потом я. Во мне всё болело и я (всего на секунду) подумал, что быть снизу не благодарное дело. Хоть я и получил каплю удовольствия, но болело все до этого и сейчас так, будто мне выдирали позвоночник.
Шон без слов притянул меня к себе нежно начал выцеловывать мне лицо, лаская тело и вновь возбуждая.
- Нет, - нехотя отводя его руку, произнёс я, - Я ещё одного захода сегодня не выдержу.
- Я хочу доставить тебе удовольствие, тебе ничего не потребуется делать взамен.
Технику Шона я недооценил. Он был великолепен. Как я уже и говорил. Он самый лучший любовник, друг (как оказалось позже) и просто человек.
Я никогда ни о чем рядом с ним не жалел. Мой единственный. Моя первая любовь.


Поздравляю девушек с 8 марта!

P.S. Вчера инетернет глючил, отправить не смогла :(

@темы: ориджинал, повседневность, яой

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Seven Deadly Sins

главная