Lilu-san
Всего три слова. Я люблю вас. Они прозвучали так безнадежно. Будто он сказал: «Я болен раком».
Автор: Lilu-san
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Рим/Фил
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Повседневность, POV, Hurt/comfort
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание: Дети, не имеющие никого рядом. Дети, которые потеряли всё и остались одни. Дети, которые ищут смысл жизни. Дети, которые нашли Бога друг в друге.
Посвящение: Всем тем, кто ещё не нашёл свою вторую половинку.
Публикация на других ресурсах: Запрещена.
Примечания автора:
1. Вышло слишком слезливо и сахарно.
2. Не смогла придумать название лучше.
3. Надеюсь, такое всё-таки случается.



- Говорят, если влюбишься, каждый день должен приносить тебе счастье, а не боль.
- Кто тебе сказал эту чушь? – делая ход белым конём и стараясь открыть проход к ферзю, ответил мне Рим.
- Ты считаешь, что получать удовольствие от любви не возможно? – Я это заметил, поэтому сделал рокировку, чем спутал всю стратегию другу.
- Мне всё равно, - хмурясь и не отрывая взгляда от доски, ответил он мне.
- Давай займемся сексом? – предложил я и упрямо, но с явной смесью страха, уставился на лицо своего друга, который продолжал неотрывно смотреть на шахматную доску, совершенно не замечая ничего вокруг.
- Рим! – окрикнул его я, и он тут же поднял голову.
- Что? – спросил он недовольно, заметив, что я оторвал его от раздумий ради бессмысленного разговора.
- Давай займемся сексом?
Рим, сидевший напротив меня, смотрел удивлённо и, кажется, принял это за шутку, потому левый уголок его губ приподнялся.
- Что за…? – смотря на меня и пытаясь сообразить, спросил он, - Мы же оба парни!
- И что? По-твоему парни не занимаются сексом?
- Прекрати говорить это слово! – покраснел Рим, продолжая смотреть на меня, как на сумасшедшего.
- К тому же ты девственник, как раз потренируешься, - аргументировал своё безумие я.
- Причем здесь это?! – прокричал он, красный как рак, - Ты ведь шутишь, да?
- Нет.
- Я… я не буду с тобой спать.
- Почему?
- Потому что мы друзья!
- Ты думаешь, не бывает дружеского секса?
- Нет, не бывает!
После его крика наступила тягучее молчание, и длилось оно чуть больше минуты, пока я обдумывал ответ.
- Я просто хочу попробовать с парнем.
- Прекрати! – он отвернулся и заткнул уши. – Ничего не хочу слышать о личной жизни друга.
- Это лишь способ расслабиться, – продолжал наступление я.
- Всё! Хватит! – он повернулся к шахматной доске и стал на неё пялиться, пытаясь сосредоточиться.
- Если я выиграю партию, мы сделает так, как хочу я, согласен?
- Нет!
- Ты всё равно выигрываешь в восьми случаях из десяти! Так что тебе и карты в руки, то есть пешки, в смысле фигуры, - запутавшись в конце, но в целом ясно объяснив ситуацию, произнёс я Риму.
- Прекрати, это не честно…
- Ты ведь будешь сверху, - сказал я это так, словно лишь эта фраза могла его заставить согласиться.
- Я не хочу.
- Разве не ты ещё вчера мне сказал, что я очень красивый. А когда обнимаешь меня то, прижимаешь ближе, чем других…
- Конечно, ближе! Ты ведь мой лучший друг!
- А ещё я пахну приятно.
Рим, красный и смущённый из-за подобного разговора, смотрел на меня так, будто я толкаю его в кратер вулкана.
- Я хочу, - томно, смущённо и откровенно признался я, заставляя Рима застыть в раздумьях. Он молчал, краснел, смотрел на меня и сжимал кулаки, стараясь успокоить расшатанные мною нервы.
- Если я выиграю эту партию, мы с тобой займемся сексом.
Рим ничего не ответил, лишь совладав собой, стал расставлять фигуры, для начала игры.
«Прости меня», - хотелось прошептать это, но смысла не было, ведь я не отступлю.

Я Филипп, сокращённо, как все меня называют Фил, живу в детском доме с шести лет. Мой лучший друг и такой же обитатель пристанища детей, Рим поступил сюда годом позже. Он старше меня на восемь месяцев, но учимся мы оба в восьмом классе. Лишённый всяческого человеческого тепла, я, как и все совершенно отбился от рук, поэтому, не смотря на то, что я неплохо играю в шахматы, год заканчивается для меня сплошными натянутыми тройками. Рим же в свою очередь трудился не покладая рук, поэтому сейчас его цель хорошо окончить школу и поступить в неплохой ВУЗ на бюджет.
Как только я закончу девятый класс, я скорее всего пойду работать, буквально через полгода сопьюсь и умру от передозировки наркотиков, с помощью которых хотел убежать от реальности. И никогда в больше не встречу такого человека как он. Человека, который примет меня таким, какой я есть. Я ни встречу никого, кто бы смог за меня постоять и защищать. Скорее всего, Рим был и останется единственным за всю мою жизнь, кто заботился и любил меня.
За то жизнь Рима будет кардинально отличаться от моей. Он закончит одиннадцатый класс, поступит в медицинский ВУЗ, закончит его и станет работать, заведёт роман с медсестричкой из своего отделения и через год они поженятся; у него будет семья и двое карапузов, беря на руки которых, он будет улыбаться счастливо и нежно, радуясь каждому моменту своей жизни.
И сейчас остался последний год нашей с ним простой жизни, и я хочу почувствовать тепло человека, которому ты не безразличен. Знаю, что в своем будущем, я возможно и проституткой буду работать, за наркоту меня буду трахать по пять мужиков каждый вечер выворачивать мне руки, а в момент кульминации избивать. Поэтому сейчас я хочу быть вместе с ним, человеком, которому я не безразличен. Я отлично знаю характер Рима, если мы переспим, он от меня не отстанет до самой разлуки и разветвления наших дорог, он будет моим, пусть ненадолго, но будет. Главное не проболтать и не говорить слова любви, ведь в таком случае он меня точно не отпустит, а мешать иди ему вверх я не могу. Я буду обузой, от которой он захочет избавиться, и благодаря своему доброму характеру не сможет. И тихо сжигающая его изнутри ненависть будет сочиться сквозь взгляд, а этого я видеть не хочу.
Я смотрел на то, как он раскладывает фигуры и думал об этом с лёгкой едва уловимой улыбкой. Счастливые дни не за горами.
- Начнём? – спросил он.
- Ага, - кивнул я и, поправив очки, сделал первый ход.
Играли мы в полном молчании. Стук фигур, встающих на деревянную плоскость, раздавался по всей комнате, но слышали его только мы двое, остальные обыватели этого места, уставившись в экран телевизора, не замечали ничего другого, а сидящие на противоположной стороне комнаты, подростки с книжками, были поглощены содержимым не хуже предыдущих.
Спустя двадцать или тридцать ходов, Рим с улыбкой произнёс:
- Шах, - скорее всего он уже забыл, на что мы играем, так как был поглощен партией.
Я естественно легко обошёл преграду, но уже спустя четыре хода, Рим, ставя коня с улыбкой победителя на лице, произнёс:
- Мат.
- Ты выиграл, - произнёс отчаянно. Мне захотелось разрыдаться, ведь это означает, что ты не будешь моим, - Молодец, - произнёс я и поднялся со стула.
- Подожди, Фил, - растерянно проговорил друг.
Я, молча, прошёл мимо него и направился к выходу из комнаты.
- Стой, - хватая меня за руку и разворачивая к себе, громко произнёс Рим, - Давай поговорим… - сказал он и, заметив несколько любопытных взглядов уставившихся на нас, добавил, - только не здесь.
Мы вышли на улицу за пределы детского дома и направились в парк, что был неподалёку. Найдя свободную скамейку, мы устроились под тенью больших деревьев. Я сел, согнув одну ногу и оперевшись боком о спинку, а Рим, как положено.
- Слушай, - начал он и, как всегда из-за того, что нервничал, потёр рукой шею, - Мне кажется, ты немного запутался…
- Я в здравом уме и рассудке. Ты же отлично меня знаешь. Я хочу… - произнёс я, не сводя взгляда с его профиля.
- Фил, это… - он закрыл лицо руками и устало вздохнул. Казалось, у него сейчас пар пойдёт из ушей из-за перенапряга.
- Я проиграл. Так что ничего не прошу.
Он скосил на меня взгляд, а я специально свой отвёл, зная, что он просто не сможет проигнорировать мою провокацию.
- Я очень сильно сомневаюсь, что в детдоме есть место, где мы смогли бы укрыться и заняться… этим.
- Я знаю, где можно. Пойдём, - я потащил его за руку в сторону, где реконструировали дома.
Недолго побродив вокруг и поняв, что охранников рядом нет, мы перебрались через забор, под нравоучение Рима, после чего забрались на третий этаж. Там, в самой дальней комнате, окна которой выходили на запад, посреди груда хлама лежал старый потёртый матрац.
- Если стащить чистую простыню из дома и постелить сверху, то тут вполне удобно, - сказал я.
Повернувшись к Риму, я, заметив его слегка ошеломлённое лицо с проступающей брезгливостью, растерялся и произнёс:
- Неужели всё так плохо?
- Нет, - тут же спохватился он.
- Извини, что заставляю, - произнёс я грустно.
- Если бы я не хотел я бы не согласился, - и, поняв, что он сморозил, тут же замахал руками и попытался оправдаться, - я, в смысле, что я делаю, только потому, что это ты. Но это совершенно не значит, что ты меня заставляешь. Я хотел сказать…
Пока он продолжал болтать и пытаться меня обелить, я понимал, что он себя заставляет. Но я хотел всего этого так сильно, что даже наплевал на чувства своего друга. Прости меня, Рим.
- Давай завтра, - прервал я тираду праведника.
- Завтра?
- После обеда. Я сначала зайду куплю смазку и презервативы, а ты пока придёшь сюда и постелешь простыню, хорошо?
- Ладно, - пожал плечами он и потёр шею.
Внезапно мне так хотелось его поцеловать, что я не сдержался и сделал два шага к нему, подходя совсем близко.
- Можно я тебя поцелую? – делая ещё полшага вперёд и утыкаясь носом в щёку, спросил я.
- Да, - тихо прошептал Рим и слегка повернул голову в мою сторону, чтобы мы могли поцеловаться.
Обняв его руками за шею, я прикоснулся к мягким губам Рима и стал целовать так, будто от этого зависела моя жизнь – яростно и страстно. Я почувствовал, как он стал отвечать и обнял меня в ответ за талию, прижимая к себе. Было так приятно, что когда поцелуй закончился, я продолжал сжимать его в объятиях и мечтать о будущем. В тот вечер с моих губ едва не слетели слова любви.

Наследующий день, после обеда я, как и обещал Риму, пошёл в аптеку. Хотелось бы сходить в ту, что находится в другом конце города, но времени не было. Стеснительно войдя в помещение, я поправил очки и встал в очередь. Руки дрожали, и я думал, что лучше сказать аптекарше, она ведь сразу поймет, что к чему. Хотя, наверное, не я первый не я последний делаю такие покупки.
- Здравствуйте, - сказал мне фармацевт.
- Здравствуйте, - тихо ответил я, - Можно мне лубрикант и презервативы.
Возможно, я покраснел до самых кончиков ушей, и даже пот, проступивший на спине, намочил трусы и шорты, в которые я сегодня был одет. Это меня смутило ещё больше, так как я помылся перед тем, как пойти к Риму. Надеялся быть чистым. Не судьба.
Выскочив из аптеки словно пуля, я придерживал очки, которые могли упасть, скользя по мокрому от пота носу. Добежав до парка с полупрозрачным пакетиком из аптеки, я пошёл более спокойно стараясь унять, бешено колотящее сердце. Для меня это тоже был первый опыт, как и для Рима. Я ему никогда не говорил, но я тоже девственник.
Дойдя до места назначения, я перелез через забор и стал подниматься по лестнице. Думаю, звук приближающих шагов был слышен во всём здании. Я старался дышать равномерно, чтобы успокоить сердце, но всё никак не выходило. Боюсь, у меня сейчас случится сердечный приступ.
Я прошёл по коридору медленно и спокойно, стараясь, чтобы моя походка казалась уверенной. Заглянув в комнату, я обнаружил Рима, лежащего на матраце и сладко посапывающего.
- Рим, - присев рядом с ним на корточки позвал парня я.
- Фил, ты уже пришёл? – поднимая с матраца и потирая глаза, спросил меня друг.
- Ты, что, принёс свою простыню?
- Да.
- Я же сказал тебе выпросить у Иришки одну!
- Да, ладно! Всё нормально.
- Нет. А если мы её испачкаем.
- Всё нормально, - спокойно ответил мне Рим и слегка улыбнулся, заставляя меня покраснеть.
- В общем, я всё купил. Я сам себя растяну…
- Я сделаю всё сам, это ведь моя задача.
- Нет, - я покраснел и помотал головой.
- Всё нормально, - тоже краснея и начиная раздеваться, произнёс Рим.
Я последовал его примеру. Положил пакет на пол и стал снимать с себя футболку, после шорты, а вот трусы оставил. Я поднял взгляд на Рима, который стал стягивать трусы и отвернулся. Мне внезапно стало очень стыдно.
- У тебя даже плечи покраснели, - сказал мне друг.
- Заткнись.
- Боишься?
- Стесняюсь.
- Сам ведь предложил. Мы можем не продолжать…
- Заткнись! – разворачиваясь к нему, прокричал я.
После этого стащил трусы и сел на матрац. Оторвавшись от лицезрения пола, я прошёлся взглядом по голому телу Рима.
- Я худощавый, - произнёс он с улыбкой и тоже устроился рядом со мной на матрац.
- Как и я.
Приблизившись, он поцеловал меня. Поцелуй был мягким и нежным, он будто наслаждался нашей близостью. Мы опустились на матрац, он нависал сверху, а я, как мне казалось, лежал бревном.
- Очки сними, - попросил меня Рим.
- Да, конечно, - я стянул их с лица и положил недалеко от матраца у его изголовья, - Только не раздави, - неловко пошутил я.
Больше всего я боялся, что у него не встанет. Сомневаюсь, что у парня нормальной ориентации, сможет даже после поцелуев и поглаживаний встать член на такого же парня, как и он сам.
Я обнимал его и отвечал на поцелуй, слегка терся об его кожу, стараясь возбудить, что, к моему облегчению, дало результаты. Я чувствовал, как полу возбуждённый член трётся об моё бедро.
- Всё нормально? – спросил парень, и я покраснел, кивая.
Рим поцелуями стал спускаться вниз. Я чувствовал его губы, которые нежно касались моей кожи и казались обжигающе горячими, настолько, что след от них горел. Когда он достиг живота, я засмеялся.
- Щекотно, - пояснил я.
- Понимаю, - с улыбкой ответил Рим, - Подай пакет.
Достав оттуда тюбик, он выдавил немного на пальцы и размазал по другой руке тоже. Обхватит ладонью мой член, он стал ублажать меня спереди и стараться приготовить к вторжению сзади. Всё это было для меня ново, если до этого момента я лишь тяжело дышал, то сейчас из моей груди вырвался тихий стон, что донельзя смутило.
- Всё нормально, - видя, как я прикрыл рот рукой, произнёс Рим, целуя меня в коленку.
Продолжались его манипуляции довольно долго, мне уже хотелось большего, поэтому я обнял себя, тяжело дыша и постанывая.
- Хватит, - прошептал я.
- Хорошо, - согласился Рим и пристроился между моих ног, подхватывая их под колени.
Я потянул к нему руки, но он лишь взяв их, поцеловал в центр ладони.
- Я войду в тебя, а потом обниму, чтобы было удобней.
Первый раз всегда болезненный. Не важно, первое это падение или первый секс, больно будет в любом случае.
Хоть Рим и старался сделать всё это аккуратно, чувство, что тебя растягивает изнутри посторонний предмет, было не только странным, но и весь раздражающим. Как только он вошёл полностью, то наклонился ко мне и обнял. Я тут же вцепился в него словно клещ, обнимая за шею и прижимая к себе так, чтобы между нами даже вода не просочилась.
- Очень больно?
- Терпимо.
- Сейчас будет лучше, подожди, - целуя меня взасос, произнёс Рим и вновь отодвинулся, придерживая меня за ноги.
Первые его толчки были болезненными и резкими, я сжимал простынь и старался сделать лицо попроще, чтобы Рим не боялся за меня и смог насладиться последующий толчок заставился меня подавиться воздухом. Он сделал это снова, и я простонал в голос.
- Кажется, я нашёл, - с улыбкой произнёс он, и вновь стал двигаться.
Помимо того, что первый раз самый болезненный он ещё и самый впечатляющий и счастливый. Словно первый полёт на воздушном шаре или первый переворот на качелях, «солнышко» или первое поедание мороженного.
Он двигался во мне, я стонал, чувствуя накрывавшую меня волну, чувствуя, как от движений проступает пот и стекает, щекоча кожу, как комната наполняется жаром тел, а возбуждение нарастает с каждым толчком.
Минуту спустя кончил я, а Рим, двигаясь во мне, тоже стонал, что я заметил только сейчас, и кончил чуть погодя. Он навалился на меня сверху и обнял, целуя в мокрую щёку.
- Это даже лучше, чем я себе представлял, - произнёс я шепотом.
- И не говори, - подтвердил он мои слова, кусая ухо.
- Больно, - смеясь, произнёс я.
Тишина прерывалась нашим частым дыханием. Я провел руками по мокрой спине Рима, наслаждаясь, ощущение близости и умиротворения. Чувствуя под руками гладкую кожу, под которой играют не выпирающие рельефы мышц, я улыбался.
Слегка повернув голову к Риму, который уже сопел мне в щёку, я наслаждался видом удовлетворённого любимого человека. Поцеловав его в приоткрытые губы, я тоже прикрыл глаза.

Проснулись мы намного позже, чем должны были, поэтому опоздали в детский дом, поэтому нас отругали. Но даже это не омрачало сегодняшний день. Я до сих пор чувствовал тот восторг и счастье, охватившее меня в часы наслаждения.
На следующий день после завтрака я вышел в парк и сидел на скамье, просто разглядывая прохожих и наслаждаясь жизнью. Солнце припекало не так сильно и дул лёгкий ветер, теребя мне чёлку.
- Неожиданно увидеть тебя тут, - произнёс Рим, садясь со мной рядом.
- Захотелось подышать свежим воздухом.
Одной из рук, я опирался на скамью, Рим провел пальцами по тыльной стороне моей ладони и накрыл её своей. Я слегка смутился. Всё-таки он такой предсказуемый, всё именно так как я и предполагал.
- Я хочу быть с тобой.
- Я тоже.
- Ты любишь меня? – спросил он и я удивился.
- А ты?
- Да, люблю, - хоть он и сказал, я совсем в эти слова не верил. Может быть, потому что его любовь никогда не сравниться с моей?
- Ты знаешь, что мои родители погибли, оставив мне трехкомнатную квартиру.
- Правда? – я был удивлён сменой темы, но менее удивлен тем, что Рим, как всегда оказался счастливчиком.
- Да.
- Это очень здорово. Когда будешь учиться в универе, будешь жить в собственной квартире.
- Я хочу там жить с кем-нибудь, - произнёс он, смотря на небо. Наши руки всё ещё касались друг друга, его накрывала мою ладонь.
- Думаю, с твоей симпатичной мордашкой это легко можно устроить.
- Я хочу там жить с тобой, - произнёс он, удивляя меня ещё больше. Он перевёл на меня взгляд своих серых глаз и, серьёзно уставившись, произнёс:
- Я люблю тебя, Фил.
Я покраснел и убрал свою руку, отодвигаясь. Усмешкой пытаясь искривить своё лицо, я не мог совладать с чувствами. Счастье, надежда, страх, боль, грусть, любовь – всё переполняло меня.
Я так хотел, чтобы он стал счастливым. Хотел, чтобы он завел семью. Хотел, чтобы он зажил нормальной жизнью. Но больше всего я хотел, желал, жаждал, где глубоко внутри себя, в самой середине сердца, чтобы он меня забрал с собой.
Я готов был расплакаться.
Вскочив со скамьи, я побежал. Глаза застилали слёзы, и я практически ничего не видел. Не знаю, бежал ли Рим за мной. Но я старался убежать не от него, а от самого себя. Чувствуя, что именно я предаю Рима, что те чувства, таившиеся глубоко внутри меня, так мерзки и опасны.
Я добежал до стены, ограждающей место, в котором меня лишили невинности. Рим бежал за мной.
- Ты чего? – подбежав ко мне, спросил парень.
Я снял очки, сел на корточки и расплакался. У меня содрогались плечи, капали слёзы на серые бриджи, и болела голова от мыслей.
- Фил, - нежно произнёс Рим, садясь рядом со мной и обнимая меня за плечи.
- Я хочу…
- Что?
- Я хочу жить с тобой. Я люблю тебя, - начиная рыдать, проревел я.
- Это же хорошо, - подбадривал меня парень.
- Это плохо.
- Чем же?
- Ты много добился и продолжишь покорять вершины. Я буду обузой.
- Ты дурак? Я много добился? – иронично произнёс Рим, - Я ведь в таком же дерьме, что и ты.
- Неправда.
- Я люблю тебя, Фил. Всё остальное, пока не важно.
Я вытер слезы, поднялся с корточек и вытер лицо краем футболки. Надел очки, шмыгнул носом и повернулся к поднявшемуся Риму.
- Я люблю тебя, Рим. Я хочу жить вместе с тобой до конца своих дней. Ты единственный человек, который занимает место в моем сердце. Если ты меня бросишь, я умру. Я не смогу без тебя жить.
Я смотрел в его серые глаза, которые излучали, такую нежность и доброту, что моё и так покрасневшее от слёз лицо, раскраснелось ещё больше. Он улыбнулся, моей самой любимой улыбкой и поцеловал меня, обнимая и прижимая к себе.
- Я тебя никогда не брошу.
Я сжимал его белоснежную майку, цепляясь, словно он меня отталкивал и часто дышал ему в плечо, будто был готов вновь разрыдаться.

Я так хочу быть с ним, что сделаю для этого всё возможное. Моё сердце рядом с ним, начинается биться с удвоенной скоростью, а щёки краснею из-за того, что он слышит этот стук и начинает улыбаться. Я хочу, чтобы он и дальше, временами поддавался мне в партии шахмат. Я хочу, чтобы мы и дальше валялись на матраце голые, кусаясь, обнимаясь и занимаясь сексом. Я хочу, чтобы он и дальше называл меня самым красивым на свете и говорил, насколько сильно он меня любит и дорожит мной. Я хочу наслаждать его запахом, когда мы просто стоим рядом друг с другом в толпе. Я хочу, чтобы он продолжал держать меня за руку…

Я хочу тебя, Рим.

@темы: яой, романтика, психология, повседневность, ориджинал, POV