Lilu-san
Всего три слова. Я люблю вас. Они прозвучали так безнадежно. Будто он сказал: «Я болен раком».
Автор: Lilu-san
Фэндом: Ориджиналы
Пэйринг: М/М
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Флафф, Повседневность, Hurt/comfort, Омегаверс
Размер: Миди
Кол-во частей: 4
Статус: закончен
Описание: Немой альфа подбирает беременного омегу
Посвящение: Для автора заявки Alexiz (Сама заявка)
Публикация на других ресурсах: Запрещено


Проводя руками по выпуклому животу, Джереми улыбался. Зажимая пальцами небольшую игрушечную машинку, он водил ею по коже, ощущая неровности шин. В голове у омеги рождались образы их будущей жизни. Вот он держит на руках пятимесячного омегу (их сына), который в точности унаследовал все гены самого Джереми. Такой же тихий и послушный, такой светлокожий и русый, точно такой же как и его папа, без намека на схожесть с его настоящим отцом. Рядом с ним стоит Гровер и, улыбаясь, обнимает своего мужа и их ребёнка, целуя омегу в шею и нашёптывая о том, как сильно он его любит, как сильно рад, что у них родился такой замечательный омега, и, что не прочь завести ещё одного ребёнка. В ответ Джереми смеётся и говорит, что и двоих им будет мало.
Вынырнув из дремоты омега решил себя развлечь тем, что напишет письмо своему обожаемому мужу. Дело в том, что после появления Джереми в доме Гровера, последний запустил все дела по работе, из-за чего совершенно забросил книгу, а сроки сдачи уже поджимают. Поэтому последние две недели альфа просто не выходил из своего кабинета постоянно что-то печатая. Омега, как и полагается хорошему мужу, тихо сидел не мешая и развлекая сам себя. Но две недели это слишком долгий срок для восемнадцатилетнего парня, поэтому он решил себя развлечь хотя бы написанием письма.
- Как начать? - пробормотал Джереми, зажимая в ладони ручку и помятый лист бумаги, - Любимый? Нет, слишком слащаво. Просто Гровер? Как-то отстранёно. Дорогой Гровер? Будто я его мамочка. Мой Гровер? Слишком самоуверенно, будто я ему не письмо пишу, а заявляю на него свои права. Мой альфа? Опять слово "мой".
Омега поджал губы и недовольно уставился на пустой лист бумаги, гипнотизируя его и размышляя над началом письма.
- Пусть будет - Дорогой Гровер. Не слишком слащаво и без намека на монополизацию.
Парень небрежно вывел два слово в главе бумаги и устало вздохнул. В отличие от своего мужа, омега совершенно не умел складно и поэтично выражать свои мысли. Даже такой пустяк, как приветствие в начале письма, заняло у него более пяти минут.
- То, что во всяких мелодрамах показывают, как человек за три минуты написал письмо длинною в восемь страниц, является ложью, потому что ни один человек, даже самый заядлый писатель не напишет вам за такое короткое время письмо, которое заставит вздрогнуть даже Скруджа! - надувшись, пробурчал Джереми.
Решив отложить это дело до момента пришествия вдохновения и музы, омега поднялся с кровати и стал переодеваться. Он уже пятый день сидел не выходя на свежий воздух, поэтому решил немного прогуляться и зайти в кафе. На самом деле Джереми хотел в кафе, потому что подружился с официантом, по имени Шин. Будучи более открытым и веселым он частенько помогал замужнему омеге в вопросах, которые лучше обсуждать с доверенными лицами.
Тепло одевшись, беременный омега выскочил из дома направляясь к другу. Мысли были заняты лишь предстоящей встречей.
- Привет, - произнёс, улыбаясь, Джереми, завидев друга возле входа в кафе.
- У меня как раз закончилась смена, - улыбнувшись, произнёс Шин.
- Отлично! Куда пойдем?
- На улице довольно холодно, поэтому пошли в кафе "Фонарь"?
- А почему не сюда? - удивился Джереми, смотря на любимое кафе своего мужа.
- Мне хватает и того, что я здесь работаю, не хочу здесь ещё и выходные проводить, - недовольно произнёс Шин, с пренебрежением глядя на вывеску.
- Ну, ладно. Как скажешь, - пожал плечами беременный омега, показывая, что ему все равно где есть.
Шин поправил сумку на плече и двинулся в сторону назначенного места, Джереми прибавил шаг и поравнявшись с ним, спросил:
- Ты когда-нибудь писал письма?
- Да, писал, - кивнул омега, - У меня бабушка живет в захудалой деревне, где нет интернета, а телефон она не любит, поэтому приходиться ей письма слать.
- Нет, - отрицательно помотал головой Джереми, - я про любовные письма.
- Тебе кто-то прислал любовное письмо? - удивился Шин.
- Я сам хочу написать его. Просто мы с Гровером последние дни совершенно не общаемся мне хочется сделать ему приятное.
- Ну, - неуверенно произнёс парень, глядя на воодушевлённого Джереми, - неплохая идея.
- Просто дело в том, что Гровер писатель... И... Для него письмо это средство общения, как для нас разговор, поэтому я хочу сделать ему приятное. Понимаешь?
- Да, - кивнул парень, - Я тебя понимаю.
- Ты мне поможешь?
- Как? - удивился Шин.
- Помоги мне написать письмо, - прохныкал беременный омега, когда они остановились на светофоре.
- Джереми, я думаю, что любовное письмо, это то, что ты должен написать сам. Если хочешь этим порадовать Гровера, конечно. К тому же, я не советчик в таких делах. Хоть у меня и есть опыт в написании писем, это отнюдь не то же самое.
- Но я почти десять минут убил на то, что придумать начало!
- И какое начало ты придумал? - заинтересовался Шин.
- Дорогой Гровер, - произнёс Джереми и посмотрел на рядом стоящего омегу, который явно ожидал продолжения. И после недолго молчания, слегка наклонив голову спросил:
- И это всё?
- Да! - отчаянно ответил парень.
- Похоже, у тебя и вправду нет навыков для этого, - разочаровано произнёс Шин.
- Эй, не опускай меня ещё ниже! - надуто произнёс Джереми, когда они вошли в кафе.
Запах свежемолотого кофе, тут же ударил в нос и если Шин не обратил на это никакого внимания, так как привык к нему, то беременный омега тут же с наслаждением втянул запах в себя. Найдя свободный столик возле окна, Шин помог Джереми стянуть куртку и разместиться за столом. Им тут же подали меню и парни с минуту подумав заказали по салату и десерту.
- Как у тебя дела, кстати? - поинтересовался беременный омега.
- Какие могут быть дела у двадцатилетнего парня, который работает в кафе и хер знает чем будет заниматься в будущем? - риторически произнёс Шин с улыбкой, отчего Джереми тут же заволновался.
- Что всё плохо? - участливо попытался выяснить парень.
- Нет, - смеясь попытался его успокоить Шин.
- Точно?
- Ты же знаешь, я коплю на университет, так что всё нормально. Я подсчитал, что если я проработаю до конца учебного года здесь, то на следующий год уже смогу поступить.
- Здорово! - воскликнул Джереми, искренне радуясь за своего друга.

Придя домой лишь вечером, омега, сняв верхнюю одежду, подошёл к двери кабинета Гровера. Прислушавшись, он удовлетворённо выдохнул, за стеной его дорогой альфа монотонно печатал последнюю главу своей книги, покуривая сигареты с ментолом и глотая черный молотый кофе. Бесшумно проскользнув по коридору, омега вошёл в комнату, совмещённую с их спальней. Сев в любимое кресло и задрав ноги на кофейный стол, Джереми сжал в ладони ручку с бумагой и удовлетворённо выдохнув написал первую строчку: "Дорогой Гровер, я ещё никогда в своей жизни не был так счастлив".
Вспомнив первую их встречу, когда сам омега думал, что вот настал конец его жизни, и черная занавеса полностью закрыла светивший в дали луч надежды, появился Гровер, который как солнце осветил тьму в сердце отчаявшегося беременного омеги. С каждым написанным словом, жестом и добротой, альфа открывал для него новую жизнь, которую омега потерял со смертью родителей. "Те дни, что мы проводим вместе, затмевают тьму в моей душе".
Если до этого омега думал лишь о том, как бы побыстрее закончить школу найти работу и уйти из дома, чтобы обрести душевный покой и познать счастье в одиночестве, то узнав о своей беременности, Джереми потерял ориентир и заплутал. Выбор был огромен, но ни один из них не удовлетворял омегу и в каждом из них, надо было чем-то жертвовать. Но в тот день, когда Гровер предложил парню жить с ним, Джереми понял, что самый лучший выбор без жертв и боли, является жизнь с немым альфой. "Жизнь вновь наполнена смыслом. И этим смыслом, являешься ты".
Вспомнив слова о том, что случилось с ним до их встречи, Джереми поджал губы, чтобы не расплакаться, и ладонью провел по своему животу. Гровер в день автокатастрофы потерял не только голос, но и любовь своего избранника, что было подло и неправильно со стороны последнего. Омега знал, что единственным солнцем в его жизни, является Гровер, что как бы плохо не шли их дела, он никогда не откажется от своего альфы. "Судьба до встречи с тобой, не делала мне подарков. Я действительно думал, что умру. Ты – мой герой, моя вторая половина, без которой я не смогу прожить, ты мой истинный и самый настоящий, единственный и лучший. Всё это - ты".
Но иногда, сидя в одиночестве, на Джереми нападала тоска. Ложась спать в одиночестве, он видел сон, о том, что всё это: Гровер, ребёнок, дом, замужество и новая семья - лишь иллюзия и мечта. В эти моменты, беременному омеге становилось страшно, как никогда. "Если это сон, я не хочу просыпаться. Если эта иллюзия, то я не хочу, чтобы она рассеивалась".
В те часы, когда они наслаждались обществом друг друга, Джереми мечтал о том, чтобы альфа вновь обрел голос и прошептал ему на ухо, слова любви. Он хотел, чтобы не было этого перерыва на поиск листа и томительное ожидание красиво написанных фраз. "Я знаю, что ты понимаешь меня без слов, и как жаль, что твои мысли мне недоступны. Но всё это меркнет и бледнеет по сравнению с моими чувствами".
В этот момент в голове вспыхнул их диалог:
- «Хочешь быть со мной и быть моим?»
- Да.

Джереми лучезарно улыбнулся и кусая губы от счастья, чтобы не начать кричать, и написал ещё пару строк. "Я люблю тебя, мой альфа. Хотя не думаю, что просто слово «люблю» подходит под описание тех чувств, что просыпаются во мне лишь при одном взгляде на тебя. Эта буря не утихает с тех пор, как я ответил «да»"
Держа в руках листок с написанным письмом, он вспоминал моменты жизни и то, что является для них самым ценным. Ребёнка, которого он носит под сердцем, теперь с легкой душой можно назвать "наш". Поэтому взяв ручку, которая укатилась под кресло, Джереми дописал: "Моему альфе".
И пусть это звучит самонадеянно, ведь правду не скроешь.

@темы: омегаверс, ориджинал, повседневность, яой