Lilu-san
Всего три слова. Я люблю вас. Они прозвучали так безнадежно. Будто он сказал: «Я болен раком».
Автор: Lilu-san
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Мистика, Вампиры
Размер: Миди
Статус: В процессе
Описание: Мужчина захотел получить вечную жизнь, что из этого выйдет?
Публикация на других ресурсах: Запрещена
Примечания автора: Печать Ронове


Двое мужчин стояли друг напротив друга посередине старых заброшенных пересекающихся дорог. Один из них был немного выше, в чёрном плаще с высоким воротом и длинными черными волосами, которые развивались под дувшим полуночным ветром. Второй был одет в старые джинсы и поношенную олимпийку с коротко стрижеными волосами.
- Вечную жизнь? – спросил длинноволосый мужчина, сжимая в темнокожей руке с длинными когтями, ворот своего плаща.
- Да, - с явной дрожью в голосе ответил стоящий напротив него.
- Я изменю твоё тело, а взамен вечной жизни, ты будешь питаться немного другим. И твоя душа, уже будет принадлежать мне. Согласен?
- Да, - будто заворожённый или загипнотизированный, коротко стриженый мужчина, лишь кивнул, тихо пробурчав ответ.
Он до сих пор не мог поверить в то, что демоны на самом деле существуют, что сейчас он стоит перед одним из них и заключает договор. Сердце бешено стучало, гулом отдаваясь в ушах, полуночный ветер, дувший с северо-запада, немного остужал голову, но один взгляд в эти яркие глаза с красным отливом и дрожь тела сдержать уже было невозможно.
Демон сделал шаг вперёд и, приблизив свое лицо к человеку, прошептал:
- Тогда заключим сделку, - прикоснувшись своими губами к чужим, он страстно поцеловал ошарашенного мужчину, который руками стиснул темный плащ. А когда поцелуй прекратился, почувствовал головокружение и единственное, что запомнил красные глаза, так сильно напоминающие кровь.



Парень открыл глаза и сильно стиснул зубы. Эти воспоминания, как надоедливая муха, всё время жужжали в голове, не давая даже на минуту забыть о собственной ошибке.
С того времени прошло уже полгода. Первый месяц мучений, когда не можешь совладать с собой, жажда мучает, а тело изнывает от боли. После этого он ни разу не выходил на солнце, потому что слишком яркий свет слепит глаза, обоняние чувствует запах каждого человека, а слух - их биения сердец.
Сейчас мужчина работает в передвижном пункте приёма крови и питается исключительно кровью, которую люди сдают ему в качестве пожертвования больным. Ему достаточно трёхсот миллилитров крови в неделю для поддержания себя форме человека.
Мужчина поднялся с кушетки, ощущая своими обострёнными органами чувств, что к пункту сдачи уже подходят два человек. Открыв дверь и щурясь от яркого солнца, он быстрее пропустил людей внутрь.
- Мистер Шульц, чем обязан? – усаживая его на кушетку вместе со вторым незнакомым человеком, спросил он. Сегодня, либо завтра ему нужно будет принять немного крови, в противном случае возможность сорваться возрастала в два раза.
- Мистер Хофманн, до нас дошли слухи, что с вашего пункта сдачи крови пропадает кровь.
- Что?
- Мы не пригласили сюда полицейских, потому что я к вам хорошо отношусь. Поэтому вы должны уволиться и уйти добровольно, - продолжал, вздыхая, начальник.
- Но я… - он был полностью растерян, потому стыдливо опустив голову, ответил:
- Хорошо, я соберу вещи, - открыв шкаф, мужчина достал сумку и побросал в неё свои малые пожитки.
- Вот тут вам надо поставить подпись, доказывая, что вы уходите по собственному желанию.
Закинув на плечо спортивную сумку Свен Хофманн, взял протянутую ему ручку и поставил свою подпись в указанном месте, благодаря своего начальника за проявленное к нему хорошее отношение.
Надев солнцезащитные очки, Свен вышел из трейлера и подбрёл в сторону чащи, где падающие солнечные лучи терялись в листве высоких деревьев. Дело в том, что городок, в котором он жил, был маленьким и, конечно же, люди здесь всё про друг друга знали.
Сев под большим дубом, мужчина достал из сумки длинный плащ, прикрываясь им с головой и закрывая глаза. Для него сейчас самым главным было дождаться ночи, потому что охотиться на животных легче было при полной темноте, когда глаза не слепит яркое солнце.



За прошедшие три ночи, которые он жил в чаще леса, Свену не удалось поймать ни одного из животных. То ли мужчина был слишком неповоротлив и не мог правильно использовать свою силу, то ли животные были хитрее и проворнее его.
Жажда уже жгла горло, а клыки проступали теперь так явно, что спрятать их, просто закрыв рот, уже не получалось.
Четвёртая ночь наступила слишком медленно, и, вновь упустив намеченную добычу, Свен почувствовал сладкий манящий запах человеческой крови. Этот аромат исходил от почти высохшей реки, в километре от того места, где сейчас находился мужчина. Противиться этому запаху не было сил, поэтому он, поддавшись инстинктам, побежал в сторону источника столь чудесного аромата.
Спрятавшись за деревом и выглянув из-за него, он увидел мальчика десяти лет, который палкой что-то искал в воде. Частое биение его сердце гулом звучало в ушах вампира, а запах сводивший с ума, заставил прикрыть рукой нос, чтобы хоть как-то приглушить инстинкт.
В голове Свен уже представил, как зубами проткнёт светлую кожу мальчика, сразу же высасывая из него питательную кровь и забирая детскую жизнь. Сдерживаясь из последних сил, мужчина попытался побороть свои инстинкты и уйти, но сил двигаться в противоположную от жертвы сторону не было.
- Пожалуйста, кто-нибудь, помогите мне! Я не хочу его убивать! Умоляю, помогите! – еле слышным шепотом просил Свен, дрожа всем телом.
Внезапно он услышал, как мальчик вскрикнул, и запах крови стал сильнее. Сдерживаться сил уже не было, поэтому выйдя из засады, вампир молниеносно двинулся к мальчику, раскрывая рот и собираясь впиться в его шею.
Его зубы сомкнулись не на шее, а на чём-то другом, но вампиру было всё равно, потому что это кровь была намного вкуснее той, чем он питался в пункте приёма крови. Наконец овладев собой, парень оторвался от жертвы и понял, что перед ним стоит тот самый демон, с которым он заключил сделку, а мальчика и след простыл.
- Ну, как тебе вечная жизнь? – спросил демона, массируя и, видимо, залечивая своё прокушенное ноющее плечо.
- Верни всё обратно, - сдерживая слёзы, срывающимся голосом зашептал Свен. Он чувствовал, как с подбородка стекает кровь демона, которую он только что выпил. Вампир осознал, что если бы не демон, то мальчик бы лишился жизни.
- Я не могу отменить сделку, - ответил демон, смотря на душевные терзания Свена.
- Я не могу так жить… Я сорвусь и убью кого-нибудь… Я не хочу… - падая на колени и опуская голову, плача, говорил вампир.
- В рай всё равно не попадёшь, поэтому не имеет значения, убьёшь ты людей или нет, - просто сказал ему демон, всё ещё стоя и наблюдая за Свеном.
- Нет! Я не хочу! Не хочу! – кричал вампир, тяжело дыша и задыхаясь от рыданий.
- Я бы взял тебя к себе, но вряд ли ты захочешь работать карателем, - сказал демон, наблюдая, как Свен сломанной куклой сидит на земле, уставившись в пустоту, - Могу предложить место моего личного слуги. Но дело в том, что в любом случае ты будешь убивать людей.
- Я уйду с тобой, - ответил Свен, - Плевать, кем я буду. Я уже не принадлежу этому миру.
- Встань, - властно сказал демон, наблюдая, как вампир поднимается с земли, отряхивая грязь со своей одежды. Как только Свен выпрямился, демон, приложив свою руку к груди вампира в области сердца, сказал:
- Моё имя Ронове, а ты, Свен, теперь мой слуга, - вампир почувствовал жжение в том месте, куда демон приложил руку, и зашипел от боли.
Когда Ронове убрал руку с чужой груд, Свен сразу же отогнув рубашку, посмотрел на место жжения. Там была большая отметка, смутно напоминавшая пентаграмму.
- Что это?
- Это моя печать, - сказал он, поправляя растрепавшиеся от ветра волосы, - С помощью неё, ты будешь ощущать меня и в случае надобности, явишься по первому зову.
- Хорошо.
Свен увидел широкий оскал, заставивший его замереть и съежиться от страха. Демон поднял взгляд и когда вампир встретился с ним глазами, мир вокруг закрутился и в мгновения ока свет погас. Всё что видел Свен, это ухмылку своего хозяина и красные глаза, которые пылали ярким пламенем.
Как только он вновь почувствовал под ногами твердую почву, то тут же упал на колени, не сумев сдержать дрожь в коленях. Теперь они находились в какой-то открытой местности, под ладонями была засохшая и потрескавшаяся земля, а небо было окрашено в багровые цвета и полностью заслонено облаками.
Демон отогнул ворот своего плаща, который тут же улегся, очерчивая широкие плечи статного мужчины, черные волосы лежали покладисто и ровно, спадая плечи. Каждая его частичка говорила о том, что он имеет куда больше силы и власти, чем кажется на первый взгляд.
- Граф, - внезапно промелькнула тень и перед демоном, опустившись на одно колено, оказался человек, одетый в черное и имеющий устрашающий вид.
- Слушаю.
- Объявили сбор демонов «Гоетии» по случаю торжества.
- Снова? – недовольно поинтересовался демон, переводя взгляд на вампира, который продолжал стоять на четвереньках.
- Последний раз его собирали больше полувека назад.
- Они стали делать это слишком часто. Сообщи, что я прибуду к назначенному сроку.
- Да, сэр.
Человек вновь промелькнув так же резко, как и прибыл, ушёл с поля зрения вампира, который с трудом попытался подняться. Казалось, будто на него давят, поэтому попытки не увенчались успехом.
- Неужели ты даже подняться не можешь? – недовольно спросил Ронове.
- Ноги не слушаются, - пытаясь оправдаться, произнёс Свен, и почувствовал, как рука демона опустилась на его плечо, придавая ему лёгкости, отчего тот без труда смог подняться с коленей.
- Легче?
- Да, спасибо, - кивнул мужчина, глядя на демона, который вновь устремил свой взгляд вдаль.
Произносить что-то в такой ситуации было неловко. Мужчина не знал, окажется ли это глупостью или слишком опрометчивым поступком, ведь от Ронове исходила такая сила, что влияла даже на физические способности Свена.
Выставив руку вперёд, демон что-то проговорил, и под его ладонью стала образовываться железная дверь, имеющая острые края и резкие очертания каких-то узоров. Как только дверь полностью проявилась, демон легко отворил её и последовал внутрь. Вампир растерянно подёргался, решая двигаться ли за своим хозяином, после чего преодолев какой-то внутренний барьер, последовал за ним.
Они шли по широкому коридору, который был облеплен ровными камнями и на стенах которого были факелы, зажигавшиеся сами по себе, ощущая их присутствие. Вампир до этого не видевший ничего похожего оглядывался, словно они находились не в каменном коридоре, а на выставке скульптур.
Демон внезапно остановился, а вампир, шедший прямо за ним и засмотревшийся на странное очертание камней врезался в его спину.
- Ты что ослеп? – сверкнув глазами, спросил у него Ронове.
- Извините, - прошептал испугано вампир, отступив на шаг назад.
- Что-то случилось? – тихо поинтересовался Свен, наклоняя голову и вглядываясь во тьму впереди демона.
- Здесь кто-то был.
- Это плохо?
- Для того, кто тут был? Да.
- Почему?
- Это мои личные покои. Здесь нельзя находиться чужим людям.
Вампир хотел было спросить по поводу себя, но решил, что будет весьма скверно, если окажется, что и ему здесь находиться нельзя. Говорить с Ронове было слишком страшно, поэтому Свен молчал. Всё-таки за полгода, будучи вампиром, его жизнь не слишком отличалась от той, когда он был человеком, поэтому он всё ещё воспринимал себя слабым существом.



Сердце бешено стучало от переполняющего ощущения страха. Сила и раздражение, исходившее от демона, хоть и не были направлены напрямую на вампира, всё равно заставляла все поджилки Свена трястись от плохого предчувствия. Почувствовалось дуновение ветра, теплое и естественное, но Ронове от него лишь сильнее напрягся, заставляя вампира скукожиться и невольно задрожать. Из глубин коридора послышались звуки фортепиано, словно кто-то играл детскую мелодию на слегка расстроенном инструменте. Фальшивя и неровно нажимая на клавиши, музыкант резко оборвал игру, и ветер подул с утроенной силы, заставляя не устоявшего на ногах от порыва ветра Свена упасть, однако факелы в коридоре не погасли и демон всё так же стоял, не двигаясь с места. Острый слух вампира уловил удалённый детский смех и размеренный стук надвигающегося предмета, было похоже, что к ним стуча скачет мяч. После третьего удар шара об каменный пол, Ронове, наконец, отмер и, схватив Свена за шиворот, понёсся прочь из коридора. Они будто с ускорением полетели прочь, когда болтаясь в руках демона, вампир увидел бушующий красно-черный огонь, который стал пожирать коридор. Выскочив за дверь, на тот же пустырь Ронове присел, укрывая их обоих плащом и защищая от разлетевшихся во все стороны и горящих пламенем кусков двери.
Убедившись, что опасность миновала, Ронове поднялся на ноги, скинул с себя плащ и поправил одежду. Стянутый в хвост черный волосы, темно-красного цвета рубашка, плотно облегающий черный жилет и такого же цвета штаны – без сомнения шли ему и лишь подчеркивали темную кожу демона.
- Ты бесполезен, - произнес, констатируя факт, Ронове.
Свен, молча, наблюдал за движениями демона, будто в замедленной съемке. Он видел каждый напрягшийся мускул своего господина, каждую пылинку и копоть, слетавшую с его плеча, инстинкты вампира накалились до предела.
- Ты что-то слыша, прежде чем мы оттуда вылетели? Я заметил, как участился твой пульс после ветра.
- Я слышал игру на фортепиано и стук мяча об пол, - с трудом проговорил вампир из-за удлинившихся внезапно клыков. Попытавшись, успокоится, он добавил:
- И ещё детский смех.
- Детский?
- Да.
После этих слов демон сильно напрягся. Свен с трудом поднялся на ноги, чувствуя, как ботинки до сих пор обдают жаром.
- Это оставим на потом, - произнёс Ронове, недовольно раздувая ноздри, лишь эта мелочь выдавало его раздражение, потому что в остальном его лицо было беспристрастным.
- Но на Вас покушались…
- Что важнее, - перебил его демон, - Единственный, кто должен был быть спасённым - я. Почему я должен спасать своё подчиненного, да ещё и личного слугу, который ценою собственной жизни должен меня защищать? – раздражённо проговорил Ронове, сверкнув глазами.
- Я… - попытался оправдаться Свен, стоя на коленях перед своим господином.
- Поднимись, - властно сказал Ронове.
Вампир встал с колен и почувствовал, как на плечо легка рука демона, тут же его пленил запах исходивший от Ронове и ярко-красные глаза, будто наполненные кровью. Он словно загипнотизированный следил за своим господином.
- Я сделал тебя своим слугой. И не потому что я такой добрый и не хочу чтобы ты убивал людей. Вся причина в том, что ты уникален. Демон и помершие тут души превратившиеся в наших слуг и карателей, так и останутся просто духами. Но ты другой. В тебе есть та сила, что мне нужна и которой нет даже у меня. Поэтому давай, осознавай эту силу.
Демон переместил руку с плеча к груди Свена, очерчивая каждую выступающую кость и накаченную мышцу, проводя рукой по грязной изношенной одежде так заботливо и ненасытно, словно она была сделана из золота и дорогих тканей. Остановив руку в районе сердца, демон некоторое время жадно смотрел на свою ладонь, будто сквозь пальцы, он проходил в поры под кожу и, изворотливо обходя мышцы и кости, проникал в самое сердце, ища там что-то, что не смог обнаружить, заглянув вампиру в глаза. После этого он поднял взгляд и, слегка согнув руку, толкнул вампира, который, даже не помышляя о сопротивлении, стал падать в бездну, стоя у обвалившегося края земли.

Очнулся Свен в каком-то каменном помещении. Потолок был сделан из маленьких камешков, которые узором лежали друг возле друга, образуя огонь и людей сгорающих в нём. В какой-то момент вампиру даже показалось, что картинка, образующаяся в итоге, двигается. Слегка оглядев комнату, он понял, что лежит практически посередине и кроме колонн, факелов и небольших разделительных стен, отделяющих комнаты на части, ничего не было.
- Очнулся, - произнёс незнакомый голос, заставивший Свена тут же подпрыгнуть и встать в боевую стойку. В ответ на эти действия обладатель басового голоса громко рассмеялся.
- Моё имя Стоун. Граф Ронове поручил мне твои тренировки, - произнёс он и вышёл из-за тени в освещённую факелами часть комнаты.
Перед вампиром предстало существо огромных размеров. Мощная мускулатура, высокий рост, наличие рогов и повышенная волосатость – лишь внешние признаки преимущества. В мгновения ока оказавшись рядом с вампиром, будто телепортировавшись, Стоун занёс кулак для удара, но Свен смог увернуться. Выгнувшись, вампир попытался скрыться, двинувшись в противоположную сторону от чудовища, но тот, ухватившись за его ногу, с размаху разнес вампиром каменную колонну. В глазах Свена потемнело, но он ничего не сломал и даже не потерял сознания. С трудом поднявшись на ноги, он, пытаясь прийти в себя, вновь услышал голос чудовища.
- Это будет продолжаться ровно столько, сколько ты сможешь выдержать. Проще говоря, будем сражаться, пока ты не победишь, либо пока не сдохнешь.
Тут же комнату наполнил громкий смех Стоуна, который эхом отражался от каменных стен, создавая эффект ультразвука. Взяв в руки отломившийся кусок колонны, вампир запустил его в чудовище, который тут же прекратил смеяться, ловя брошенный предмет и раскрошая его в руках с помощью своей нечеловеческой силы.
- Ну, хотя бы фантазию прояви что ли… - лениво произнесло чудовище.
Вновь оказавшись возле вампира в считанные секунды, он нанёс первый удар, от которого Свен удачно увернулся, после чего последовал второй удар, на который вампир ответил своим не менее мощным ударом в живот. Стоун, который ослабил защиту и совершенно не ожидавший сопротивления, отлетел к стене.
- Я же сказал: «Не расслабляйся рядом с ним», - послышал голос Ронове, будто он говорил с помощью какого-то приемника.
Услышав его голос, вампир словно озверел, в голове тут же замелькали мысли, которые мгновенно раззадорили охотничий инстинкт. «Ронове. Здесь. Он видит. Он смотрит. Следит. Он хочет, чтобы я победил. Он хочет узнать, на что я способен. Он мой господин. Он мой».
Стоун уже очухавшийся от удара вампира, поднялся на ноги и стал наступать. Но теперь приближение чудовища, уже не было непредсказуемым, поэтому Свен в такт ему отдалялся, будто они игра ли в «догонялки».
- Я убью тебя! – взревел Стоун, не на шутку разозлившись.
Чем больше силы вкладывал в удар слуга Ронове, тем более предсказуемой была траектория. Свен, видевший это с помощью обострившегося зрения, легко избегал столкновения, но нанося при это свои более точные удары. Но его противник был не так уж и прост, поэтому вычислив особенность боя вампира, Стоун стал более сдержанным и осторожным, чтобы напрасно не растрачивать имевшуюся в нём мощь.
- Твои умения заключаются в проворности, можно даже сказать в изворотливости и изяществе движения, тогда как мои способности заключаются в силе, - произнёс Стоун, оглядывая комнату в попытках найти прячущегося в тени вампира.
- Именно поэтому и выбрал тебя Ронове. Будь ты глупее, грош цена - твоей силе, - послышался голос Свена из-за одной из треснувших после боя колонн в углу комнаты.
Слуга демона метнулся в ту сторону, разрушая ударом строение, за которым, по его мнению, и находился вампир.
- Но моя тактика боя это не только изворотливость движений, - послышался голос вампира совершенно с другой стороны комнаты, - Ронове никогда бы не взял меня в этот мир, без полной уверенности в том, что я буду лучшим его оружием.
Голос вампира будто витал по комнате, без возможности определить, где именно находился источник. Последнее слово прозвучало прямо возле уха чудовища, взглянув в сторону, он увидел сияющую улыбку вампира, так сильно напоминавшую застарелую ухмылку демона.
Воткнув зубы в плечо Стоуна, вампир тут же стал высасывать кровь из его жил, в первую очередь, чтобы ослабить противника и во вторую, чтобы подкрепиться и насладиться победой. Сделав несколько глотков, вампир оторвался от жертвы, которая рухнула на пол, потеряв сознание. Свен не понимал, почему вкус крови был не таким как прежде, словно горчил во рту, из-за чего и полностью насладиться происходящим он не мог.
На подбородке у вампира собралась капля крови, которая щекотала кожу, но Свена это мало волновало, он продолжал непонимающе смотреть на поверженного противника, не двигаясь с места. Из такого состояния его вывели аплодисменты со стороны двери.
- Ты отлично справился, - услышал он приятный голос Ронове.
- Что он такое? – спросил Свен, слыша, как демон приближается к нему, и его запах становиться более насыщенным.
- Можно сказать минотавр, но не первоначальная его форма, конечно же. Один из моих стражников.
- Кровь… он не такая, как прежде… это из-за такого, что он не человек? – произнёс вампир, поворачиваясь к демону, который остановился в метре от него.
- Нет, - с ухмылкой произнёс демон.
- Тогда почему?
- Это из-за меня, - сказал Ронове, опускаясь на корточки и проверяя пульс своего слуги и его общее состояние, так как из проделанных вампиром дыр, всё ещё текла кровь.
- Что это значит? – спокойно спросил Свен, полностью принимая человеческий вид.
Его мало беспокоило то, что кровь горчила и слова сказанные демоном. То, что его действительно беспокоило, было связанно с самим демоном и тем, как себя ощущает Свен рядом с ним.
- Ты попробовал мою кровь. Кровь высшего существа, более сложного, чем человек или Стоун. Можно сказать я тебя отравил. Теперь, если ты в течение месяца не попробуешь хотя бы каплю моей крови, то умрёшь. Не плохая защита от предательства, правда? Я искал того, кого смогу привязать к себе с помощью жизни. Ты идеально подошёл.
После этих слов Ронове поднялся с корточек и властно посмотрел на вампира, который с ничего не выражающим лицом смотрел на демона.
- Я думал, ты будешь, по меньшей мере, удивлён.
- Преданность тут не в чести, поэтому я не удивлён твоим выбором и твоим действиям. Просто… я и так не собирался тебя предавать, к тому же разве моя душа не принадлежит тебе?
- Формально она, конечно, моя. Но всё не так просто, как тебе могла показаться.
- Я бы не предал тебя.
- Я согласен. Ты бы смог продержаться век, может два. Но чем дольше ты тут, тем черствее, жаднее, безжалостней ты становишься. Ты бы не смог без этого. Ты бы стал цепляться за свою жизнь так отчаянно, что тьма и огонь поглотили бы тебя, в конце концов.
- А после сделанного тобой не поглотят?
- Не могу сказать точно. Но страх потерять жизнь, тебя явно остановит.
- А если нет? Что, если я всё равно тебя предам?
- Значит, я снова ошибся в своих расчётах и в своём выборе, - безучастно произнёс демон, разворачиваясь и уходя прочь из комнаты.
- Ты куда? – последовал за ним Свен.
- Разобраться с Волаком.
- Кто это?
- Тот, кто устроил сегодня взрыв в моих покоях.
- Ты не должен идти один! – тут же перегородил выход из комнаты вампир.
- Ты что? Издеваешься надо мной?! Отойди!
- Ты должен это поручить своим стражам, а не идти в одиночку разбираться с демоном.
- Ты думаешь, я слаб?
- Я думаю, это опасно!
- Волак, как дитя малое. Помимо того, что это его любимое обличие, это его сущность. И то, что он смог пробраться в мои покои, означает лишь то, что в моих рядах снова завелся предатель.
- А что делать мне? – растерянно поинтересовался Свен.
- Хочешь пойти со мной?
- Но в случае чего, я вновь буду обузой!
- По-моему у тебя сложилось неверное впечатление о Волаке… и обо мне.

Оказавшись всё на той же прожженной пустынной земле, Свен почему-то совершенно не удивился. Казалось, что единственно возможным способом попасть куда-либо, или откуда-либо уйти было именно это место.
К краю с одной из сторон этого сломлено островка, подплыла лодка, управляющим который был пустой черным плащ. Ронове словно не замечая ничего странного, опустился в лодку, а Свен, будучи удивлённым и настороженным, так же элегантно опустился в лодку, как и его господин.
Ронове смотря в сторону на проплывающие по воздуху разбитые предметы из людского мира, выглядел крайне умиротворённым. Но вампир не мог оторвать от него своего взгляда, теперь уже не запах или грация пленили Свена, а что-то другое, совершенно не заметное для других. Не выразимо сильно вампиру, хотелось прикоснуться к смуглому лицу и провести по нему рукой, словно он мог упустить что-то важное, не сделав этого.
- Твоя кровь отравила меня только тем, что ты сказал? – спросил Свен, заставляя взгляд демона переместиться на него.
- Что ты имеешь в виду?
- Твоя необычная привлекательность и моя жажда тебя, это только потому, что я попробовал твоей крови? – Ронове улыбнулся, едва заметно, это не было его усмешкой или смешком, это была улыбка.
- Твоя одержимость основана не на крови, - ответил он, как только смог взять себя в руки и перестать улыбаться.
- Тогда печать?
- Нет, - отрицательно качнул головой Ронове, - Печать лишь заставляет тебя подчиняться мне. Ты можешь в душе ненавидеть меня и предать, но если я что-то прикажу тебе, то моя печать не позволит тебе этого не исполнить. Словом, печать воздействует на действия, а не на чувства.
- Не на чувства… - эхом повторил Свен, жадным взглядом оглядывая фигуру демона, который имел мужественный и величественный вид.
Они сидели друг напротив друга, достаточно близко, что при расслабленном движении могли задеть друг друга коленями. Поэтому вампир, наклонившись и облокотившись локтями о свои колени, решился провести рукой по чужим ногам. Коснувшись ладонью дорогой ткани брюк, которая плотно прилегала к телу Ронове, он слегка сжал ладонь, в надежде почувствовать тепло чужого тела.
- Что такое? – спросил демон, обращая внимание на манипуляции вампира.
- Жажда.
- Хочешь крови?
- Нет. Эта жажда другого типа, - сказал вампира, обхватывая колено демона обеими руками и пристально, будто заворожено смотря на него.
- Какого? – усмехнувшись, поинтересовался Ронове.
- Думаю, жажда души, - ответил Свен, оставаясь абсолютно серьезным.
Демон удивлённо смотрел на склоненную голову вампира, в сердце которого, явно читалось правдивость тех слов, что он только что произнёс.
- Мы прибыли, - произнёс Ронове, отталкивая вампира и выходя из лодки.
Берег, к которому они причалили, был практически такой же что и тот, с которого они начали путешествие, возможно с некоторыми едва различимыми различиями.
Внезапно появился мальчик лет двенадцати, который весело смеялся и проскакал мимо Ронове, как ни в чем не бывало. Свен тут же напрягся, готовый броситься в атаку или на защиту.
После боя со Стоуном, он осознал: насколько силен и что в его жизни теперь занимает главнее место. Находясь позади Ронове, вампир не ослаблял бдительность, даже если и не ощущал угрозы от мальчишки.
- Здравствуй, Волак.
- Ты привел кого-то на нашу встречу? Я удивлён и раздражён, - пролепетал мальчишка.
- Я в него верю, - сказал демон и Свен почувствовал в груди такую свободу и покой, будто произошло то, о чем он давно мечтал. Произошло то, что принесло ему счастье.
- В вампира?
- Именно.
- Что ж, дело твоё, - пожал плечами мальчишка.
- Кто дал тебе ключ?
- Самое интересное то, что мне его никто не давал. Он был у меня под дверью вместе с запиской. Вот, - оказавшись рядом с Ронове, тот протяну ему небольшой клочок бумаги с ключом, зубья которого извивались и принимали странную форму.
- Как странно.
- Не то слово… - подтвердил опасения Волак, разглядывая вампира, который придвинулся к Ронове, когда мальчишка оказался слишком близко.
- Не хочешь ли ты воспользоваться моими силами? – спросил Волак, глядя на Свена каким-то восторженным взглядом.
- В этом нет необходимости. Он и так говорит мне то, что думает. И никогда не молчит, - заметив, куда направлен взгляд губернатора и поняв, что тот имеет в виду, ответил демон.
- Он же человек? По-крайней мере буквально несколько дней назад всё ещё был им. Человеческие чувства, всё ещё живы в нём. И то, как он смотрит на тебя, стоит позади тебя… не просто долг или действующая печать… - Волак замолчал, с интересом разглядывая раздражённого вампира, который не привык к пристальному вниманию.
- Ты, так же как и я, знаешь, что это ничего не значит в нашем мире. Пройдет пару лет и это исчезнет, - ответил Ронове и, свернув ключ с запиской, засунул себе их в карман. – Вскоре я отплачу тебе, - покидая остров, ответил демон.
Но в отличие от своего хозяина, Свен продолжал стоять на месте, не двигаясь и чувствуя жуткое любопытство.
- Что же ты видишь Губернатор Волак? Что скрывает моё сердце? Какую тайну или сокровище?
- Твоё сердце выбрало своё сокровище и тебе придется это скрыть, иначе не избежишь скорой смерти, - кокетливо отозвался мальчик, показывая свои дьявольские глаза.
- Свен! – прокричал Ронове, заставляя на миг вампира задохнуться от силы воздействия печати, - Иди сюда.
Словно под гипнозом неестественными шагами, он подошёл к своему господину, удивлённо и обескуражено таращась на лицо Ронове.
- Что такое? Тело словно не слушается и ведёт себя странно.
- Это воздействие печати.
- То есть, да этого она не действовала?
- Нет. Я ведь не давал тебе прямых указаний.
- Но, то, что сказал Волак… - обернувшись, в надежде указать на виновника, произнёс Свен и удивлённо посмотрел, что позади него, на пустыре совершенно безлюдно.
- Это не имеет значения… - попытался свести к минимуму разговор, строго произнёс демон.
- Я хочу знать, - как-то отчаянно произнёс Свен.
- Что именно?
- Что значат слова Волака, ты ведь их слышал…
- Называй его Губернатор Волак. Для тебя он Губернатор Волак. Здесь титул имеет большое значение, поэтому не забывай об этом. А я для тебя Граф Ронове.
- Что значат его слова? – выслушав приказ демон, повторил свой вопрос вампир.
- Ничего хорошего они не значат. Лишь то, что если ты продолжишь говорить со мной столь фамильярно и так сильно зависеть от меня, то это приведёт к ненужной огласке и твой скорой смерти.
- Нет. Что за сокровище выбрало моё сердце? Почему я не такой как все? И как мне это скрыть?
- Я своего рода новатор. Ты ведь не умер и твоя душа, даже будучи изменённой, не должна была попасть сюда. Поэтому ты так уникален: живой, с чистой душой и связанный контрактом.
- Я не понимаю.
- Ты влюбился, - вздохнув, произнёс Ронове, - Но это пройдёт через пару десятков лет.
- Если бы это могло пройти, Волак бы не сказал об этом.
На такую фразу Ронове ничего не ответил и, развернувшись, подошёл к краю островка, к которому уже причалила лодка.
Свен знал, что такое любовь. Это нежность, которую хочется дарить. Это страсть, в которой хочется забыться. Но то, что он испытывает сейчас, даже отдалённо не напоминали эти чувства. То, что его гложет - не любовь, такое слово даже близко не подходит, чтобы описать бурю чувств вызванных у него Ронове.


Мой прошлый драббл. Вдохновившись написала продолжение :dances:

@темы: яой, ориджинал, мистика, вампир